Девушка с волосами цвета углей скрылась за стволом древнего дуба, мощная крона которого изредка пропускала солнечный свет, создавая витиеватые тени.
_ _ _ _ _

Уже шесть часов Лукас Бэйли прогуливается вдоль пыльной дороги по одну сторону и по другую с руинами времен войны Белой и Алой розы.
Рюкзак за спиной начинает тянуть вниз, а плечи опускаться. Когда же закончится эта бесконечная тропа? За это время ни разу не проехала машина, не встретился такой же путник и не попался жилой дом.
Когда он решился держаться именно этого пути, то казалось все предельно простым и ясным, как небо полчаса назад. Тучи нагрянули словно коршуны, но явно не желали разражаться нападением дождя. Все вокруг замерло и чего-то ждало.

Через пятьдесят метров начала маячить вывеска "Эль Ланкастера" и Лукас, подстигаемый воспрятым духом, ускорился. Забор, высотой около метра, обвивали дикий плющ и розы, сквозь гравийную дорожку пробивался чертополох, а ступеньки крыльца дрожа скрипели под тяжестью каждого шага. Впечатление, будто бы здесь кто-то недавно был, совершенно отсутствовало. Но пройдя ближе к барной стойке, была заметна керамическая чашка цвета слоновой кости, из которой дымился горячий кофе.

Шаги на заднем дворе заведения еле слышно отдавались по опавшим листьям. Там оказался фруктовый сад, плавно переходящий в лес.
Ветка вяза от призрачного прикосновения быстро покачивалась.

Распираемый любопытством Бэйли пошел в гущу леса и заметил промелькнувший широкий рукав одеяния. Там, где среди дубравы раскинулся луг, ровно по середине стоял исполинский камень с древними знаками и рунами, а голоса птиц сменились иноязычным пением девы.
Он не видел ничего, ослепленный неведанной яркостью солнца, внезапно вышедшего из-за туч, но чувствовал, как мягкие холодные руки обвили его шею, чувствовал, как ноги начали увязать в осенней листве, а воздух стал полон темной горечью.
_ _ _ _ _

Горячий кофе дымился из керамической чашки цвета слоновой кости.