«Академия смерти». О нём я узнала благодаря одной простой фотографии, изображающую двух парней двадцати лет и главные моменты фильма, как выяснилось позже. Честно говоря, я подумала, что это фильм про геев. И только это меня привлекло, на 5% - моё решение зависело от трейлера к фильму, который я посмотрела.
Актёр, который играл Фридрихта – мне известен. И играл он тут, сильного, красивого, доброго и хорошо боксирующего паренька. По сюжету он уходит в Национал политическую академию, своего рода лицей где готовят истинных арийцев для будущего господства миром, в случаи победы Фашисткой германии. Надо сказать Гитлер, был не только амбициозным но и оптимистично настроенным. Фридрихт, попав в эту «школу» не терял энтузиазма, и слепой любви в военную подготовку, несмотря на тяжёлую дисциплину. Там он знакомится с Альбрехтом, по истине золотым мальчиком. Альбрехт – красив, умен и талантив. Он пишет рассказы, или стихи, наполненные жизнелюбием, миром и красатой жизни. Он ставит под сомнения политику академии, и войну в целом. Ни кто кроме Фридрихта не читает его работы, да и едва ли общается с ним.
Повторюсь, я до конца фильма, и ещё некоторое время, считала, что они влюблены в друг друга. Несмотря на та, что сценаристы всунули в фильм сцену с подглядыванием ими за раздевающейся девушкой. Просто там, была сцена…. Ну погоди расскажу.
Хочу сказать, что Альбрехт хорошо влияет на своего друга. Он ставит его жестокость в боксе критике, и подпитывают его собственное чувство справедливости. Фридрихт и сам вечно противится жестокости, жесткости, не справедливости и не целесообразности поступков учителей, или наставников. Одна сцена особо поразила меня. Я никогда такого не видела, и даже не могла представить. На учении по боевому искусству (если так можно выразиться) самый бешенный физрук из всех, кого я видела ( в кино, конечно же) использовал в учение боевые РГД33. Я не могу выразить моё недоумение и недовольство тем, что они вообще использовались. Неужели нельзя было давать , по сути, детям просто палки, или какие то не заряженные гранаты. Всё вело к тому, что, что-то вот – вот случиться. И случилось… Ох боже мой.
Я не хочу пересказывать фильм, здесь лишь моё мнение.
Но, скажем так. Мне стало жалко всех, и разорвавшегося и погибшего смертью храбрых парня. И тех кто видел всё это.
Я задумалась, как бы я поступила будь я там. Скорее сбежала, или просто ждала смерти. Но не додумалась быть, прыгнуть на гранату.
И тот факт что этого «физрука» никак не наказали, и то что обвиняли всех там присутствующих мальчиков, в том, что они не пожертвовали собой – меня взбесил. И Фридрихт и Альбрехт объединились в мнении, что всё произошёдшее никак не норма.
Однажды зимней ночью всю академию разбудили, чтобы испытать их в реальных военных действиях. Где-то , как –то сбежали военнопленные русские. И, задача была поставлена чётко – стрелять на поражение, так как они БЫЛИ ВООРУЖЕНЫ ( ну и потому, что это смертный грех не убить не в чём не повинных людей) Естественно группа, в которой были и Альбрехт и Фридрихт наткнулись на этих русских, и кто-то из не наше главной пары друзей, открыл огонь. Русские, молодые парни попадали не успев сделать последний вздох. Альбрехт сделал то, что я клянусь, никак не ожидала от него. Он побежал спасать ещё живого парня, делая по сути бесполезное наматывание бинта. По мне так этот русский парень, всё равно бы умер. Но меня поразило, с каким отчаянием он пытался спасти его жизнь. Как он страдал от того, что происходит. Надо заметить этот молодой человек умирал достойно, сжимая в дружеском благодарении руку Альбрехта. Его согруппники и Фридрихт онемели от увиденного, они сами испугались того, что натворили. Кто-то искренне не понимал Альбрхта, и его действия, а кому то было так же жаль мальчиков, умирающих на снегу. Вскоре подошли офицеры, и добыли, всех тех кому не повезло умереть сразу
Боже мой, как люди могли это делать. Как отец, чьё чресла порадело такого замечательного ЧЕЛОВЕКА, мог пропагандировать смерть и политику фашизма. Как? Как Альбрехт жил в такой семьёй, почему мир был так жесток, а он один оставался чистым.
Когда на следующий день весь класс заставели писать сочинение, с намёком на правильность действий произошедших прошлой ночью, Альбрехт сделал то, что велела ему его совесть. Пока Фридрихт ничего не зная сидел в камере за нелепую драку, он и ещё какой то парень вцепились прошлой ночью. Честно говоря, я подумала, а ведь сценарист не долго думал, как в нужный момент и нужным образом убрать Фридрихта из сцены, чтобы дать случиться тому, что случилось.
Альбрехт – мой герой, вышел к доске, чтобы прочитать своё сочинение. Где он сказал, что снег, тот что шёл вчера ночью, для него олицетворяет чистоту и волшебство, а убийство – это грех. Он конечно же сказал, это красивее. Этот поступок подняло большую волну. Отец Альбрехта, офицер, обожатель Гитлера и нацист до глубинны костей – решил судьбу сына, предателя. Альбрехту суждено было пойти на войну. Для него это было средне смерти, и для Фридрихта. Когда он узнал, что Альбрехт сделал, он испугался. О! та сцена в умывальнике. Именно она ставила под сомнения их гетеросексуальные отношения. Хотя, я наверно буду думать, что такой и является настоящая крепкая дружба.
Но не судьба, или скорее Альбрехт распорядился своей судьбою. В очередное по истине закаляющее задание, когда им нужно было проплыть под льдом Альбрехт покончил жизнь самоубийством. Фридрихт, и все все видели это. Как же Фридрихт кричал, каким же решительным выглядел Альбрехт.
Не знаю, как бы я поступила в такой ситуации. Я думаю я не достаточно сильная чтобы покончить с собой, в силу своих убеждений. Если бы кто-то решил за меня, а я ничего не смогла сделать. Наверное я бы не смогла. А он смог… И, я почему то считаю это силой а не слабостью, не то что обычно.
Ну а дальше, Фридрихт как не пытался не смог вызвать у руководства академии чувства скорби, и не вызвало это чувства и у родителей Альбрехта. Но Фридрихт наконец понял, что такая судьба, нациской пешки, ему не нужна. Он понял, что он за человек. И каким он хочет оставаться. Конечно он не покончил собой. Но пропустил пару ударов, должно быть это действительно больно.
По-правде сказать. Я не могу представить большего урока в жизни, чем тот, что был выучен им. Шедевр