Какого-то дня какого-то года ты вдруг оказался на улице Маяковского. Идёшь и смотришь только себе под ноги, вдыхаешь аромат поломанных ночной бурей сучьев берёз, а где-то на краю дороги лежит старый башмак. Мысль о недолговечном запустила свои быстрые обороты вокруг оси скоротечности времени. Стоишь и глядишь на чей-то старый потрёпанный башмак, оказавшийся перед тобой волей то ли случая, то ли преднамеренно. А он тебе всем своим видом вещает о времени, уходящих и приходящих эпохах, цивилизациях, канувших в небытие.

Бездомный пёс стоявший на противоположной стороне улицы и пытавшийся понять идею твоего изучения странного предмета, отважился подойти, почуяв от тебя знакомое ему чувство замешательства и неуверенности.

Пока ты пялился на башмак собака верно сидела рядом и ждала.
Ведь ты то ли волей судьбы, то ли звёзд оказался сегодня на этой улице.

Человек, несший за шнурки ботинок до ближайшей урны, и пёс, почти не раскачивающий длинным хвостом, шли вместе до захода солнца по пути, определяющим их необходимость быть в том самом неизвестном нам месте, как начертано временным потоком.

Они шли пока их тени не перестали удлиняться, а потом и вовсе растворились.

Большая стрелка часов показывала на восемь, а маленькая на семь.