Доведись вам однажды побывать в ивовой роще - никогда, даже в силу собственного желания, не сможете забыть это кладбище всемирной тоски и скорби.

Закатное солнце осторожно касается этих длинных кос и вынуждает трепетать твой голос против воли.
Табличек "не трогать" и "не прикасаться" столь много, что встаешь в ступор под одним из деревьев.

От дуновения ветра ветка, свисающая ниже прочих, касается твоей юной щеки и сердце, сковав грустью, разбивается на тысячи черенков.
Ты пленен этой ивой и становишься ей на побережье реки,

и вот уже двадцать лет рассказываешь людям свою историю, каждый раз оплакивая их неведение на головы и в отражающую тебя гладь водоема.

На входе в ивовую рощу табличка на кованном заборе гласит: "не прикасаться".
И она касается.